Сущность наслаждения, чувство удовлетворения.

Как считают психологи, любая человеческая функция, инстинктивная или целенаправленная, в той или иной мере выражает компенсацию недостающего: голод удовлетворяется едой, жажда понимания окружающего мира – обучением, склонность к преодолению препятствий – физической нагрузкой, стремление к познанию прекрасного – знакомство с миром искусства, музыки, литературы. Компенсация недостающего представляет собой мощнейший двигатель в развитие личности. Компенсаторный инстинкт сопровождает человека от рождения до гробовой доски и является сильным мотивационным фактором. Внешняя среда, какой бы она ни казалась доброжелательной, по отношению к личности, всегда агрессивна. Инстинкт самосохранения, формирующий в человеке беспокойство за свое ближайшее будущее, беспрерывно подталкивает к расширению собственного “я”: чем более развита личность, тем больше ее удельный вес в обществе, выше статус, а значит и устойчивость по отношению к потенциальной и реальной агрессии со стороны общества. Что же расширяет и увеличивает собственное “я”? Все то, что доставляет чувство удовольствия и наслаждения. Программируя свой рабочий день, встречу с друзьями, спортивную тренировку, чтение захватывающей книги, поход в театр каждый из них программирует собственное удовольствие, т.е. положительное (как правило, конструктивное) краткое или долгосрочное ощущение. Исходя из данного факта стремления к наслаждению как к некому переживанию, которое приносит чувство удовлетворения, выглядит абсолютно естественно и не требует доказательств на право существования. Кроме того, одна из важнейших категорий, характеризующих наслаждение – открытие нового. Легче всего продемонстрировать это на поведении младенца: активность детей в возрасте от года до трех-четырех лет столь велика, что ни один взрослый человек, включая спортсменов (что доказано экспериментально) не в состоянии выдержать детский ритм познания, т.е. смену и интенсивность тех или иных занятий. Примерно к трем годам относятся первые детские “Что?”, “Зачем?” и “Почему?”, которые в нарастающем темпе продолжаются около двух лет. Собственное открытие мира, сопоставление маленького себя и огромного необъятного окружения представляет собой не прекращающийся процесс интеллектуального наслаждения.

Не менее важная категория наслаждения, связанная с открытием нового, — владение. Категория эта настолько широка, что вряд ли ее возможно описать коротко. Ведь сюда можно причислить и владение профессией, и владение конкретной ситуацией, и владение собственными порывами в независимости от внешнего давления, и многое другое, включая довольно часто встречающееся стремление к владению в худшем смысле этого слова: хочется повелевать себе подобными.

Как для маленького ребенка, так и для зрелого взрослого человека одинаково важно, чтобы все, что ему дорого, было важно еще кому-то. Желательно как можно большему количеству людей: ощущение общности в тех или иных проявлениях отчасти снимает ту внешнюю агрессию, которую личность вынуждена нести на собственных плечах на протяжение всей своей жизни. Игра в оркестре, участие в спортивной команде, причастность к тому или иному кружку – все это не только функция единичного в большом целом, но также расширение и совершенствование личностных параметров, расширение “области владения”. На протяжении веков и тысячелетий, из поколения в поколение ведется дискуссия о том, какое чувство наслаждения (или удовольствия) следует считать более важным: духовное как наиболее высокое, или физическое, как необходимое средство выживания. Спор этот никогда не получит однозначного разрешения, и нет необходимости в нем участвовать: достаточно признания факта, в соответствии с которым все зависит от конкретного человека и его мировоззрения, и предмет дискуссии перестает быть принципиальным. Но коль скоро разговор идет о любви, избежать столкновения между духовным возвышенным началом и примитивным инстинктом, который подталкивает к поиску разрядки, не удастся: в любовном наслаждении оба компонента присутствуют на паритетной основе. Переживаемая боль (в особенности душевная) также в определенном смысле повышает уровень понимания самого себя, однако конечный результат болевого воздействия – разрушение.

Понятие “сексуальное удовольствие” означает переживание позитивных ощущений в сексуальном общение и трактовку секса как блага, как источника радости. В этой связи напрашивается вопрос: возможно ли отделение секса от любви? Ответ следует дать положительный. Скорее всего, большинству людей свойственно стремление к сексуальным наслаждениям без излишней “влюбленности”. Да и многие современные психологи полагают, что общество должно относиться к сексу без любви положительно, при условии, конечно, что подобными отношениями не причиняется ущерб кому-либо из партнеров. Такой достаточно свободный подход избавил бы многих людей от чувства вины. И все же в каждой чисто сексуальной связи присутствует некое выражение любви. Секс – это язык интимных отношений, взаимности и дружелюбия. Неким образом секс выражает обязательства по отношению к самому себе и по отношению к партнеру. Сексуальные забавы в рамках любовной связи не уменьшают взаимное уважение, а напротив, добавляют ему многозначность.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *