Любовь и секс в жизни современного человека

Любовь и секс в жизни современного человека. Потребность в любви и как ее часть – способность любить есть неотъемлемая часть человеческой психики. В первые же дни своего появления на свет маленькое существо нуждается в любовной ауре, – только в ней находится необходимый для ребенка покой. Путь ребенка от рождения до личностного созревания – это путь, окрашенный в тона родительской любви: пока она есть, у ребенка не возникают сомнения в своей нужности и защищенности, и он полноценно развивается. Как только родительская любовь, по какой-либо причине ослабевает, или вовсе исчезает, печально известные детские проблемы встают во весь рост.

Примерно пятьдесят лет назад профессор психиатрии медицинской школы Колорадо Рене Шпиц отметил в своих работах, что более 30% детей в приютах для сирот, несмотря на хорошее питание и медицинское обслуживание, не выдерживали казенной жизни без проявлений любви. Это приводило к множественным попыткам побегов, особенно в первый год пребывания в приюте. Практически все современные детские психологи подчеркивают жизненную важность любви, выражаемую в частых нежных прикосновениях и постоянном благожелательном общении, необходимых для благополучия и здорового развития детей.

Потребность любить и быть любимым не проходит с возрастом, как иногда можно услышать от не совсем сведущих людей. В равной степени и мужчины и женщины со дня рождения и до последнего вздоха нуждаются в любви и выражении собственных чувств. Это, безусловно, относится также и к тем, кто демонстративно заявляет о своем индифферентном отношении к любовному чувству. Если с годами что и меняется, то лишь форма переживаний и внешняя форма выражения чувства, суть же любовных ощущений остается практически неизменной. Очень распространенная в среде подростков и отчасти среди взрослых нарциссическая любовь, выражаемая лишь в готовности приятия внешних выражений любви, выполняет, по-видимому, предваряющую функцию по отношению к будущей более зрелой активной любви (одарение любовью).

В соответствии с современными представлениями, потребность в любви по отношению к самому себе является отражением длительного состояния страха и неуверенности, которые “требуют” компенсации. Нарцисстическая “любовь” снимает бремя кажущейся ненужности, заметно облегчает и на время, как-бы снижает чувство собственной неполноценности. Несмотря на то, что не существует объективных подтверждений тому, что человеку свойственно состояние любовной готовности, предполагается, что нечто подобное существует. Любовная готовность не может быть стопроцентным залогом появления внезапной любовной горячки, но значительно повышает вероятность подобного развития событий. Описываемое состояние включает в себя несколько разных элементов. Прежде всего, любовь представляется “кандидату на влюбленность” как нечто желаемое, приносящее удовлетворение. Люди, которые рассматривают романтическую любовь как признак слабости или помеху в развитии карьеры, способны держать собственные эмоции под контролем и вряд ли позволят себе “спонтанно” влюбиться; однако те, кто считают, что любовь облагораживает и открывает в человеке его лучшие стороны, часто несознательно погружаются в активные поиски подходящего для любви объекта. Кроме того, существует тяга к интимности и отношениям товарищества.

Такое стремление обычно порождается одиночеством, ревностью или желанием чем-то возместить утраченную любовь. В формирование любовной готовности вносит свой вклад фрустрация – подавленное настроение, сочетающееся с напряжением и тревогой. Любовная фрустрация может быть вызвана лишением или вынужденным ограничением широты сексуальных контактов. Если сексуальное желание, как компонент страстных, преданных отношений не удовлетворено, то это неизбежно приведет к фрустрации. Случайные половые связи, если они возможны, приносят удовлетворение гораздо меньшее и не могут компенсировать желаемого. Наконец, любовная готовность – это отражение надежды человека на то, что он будет любим. Есть достаточно оснований предполагать, что некоторые люди находятся в постоянном состоянии любовной готовности, но им не удается “продвинуться” дальше.

При определенных уступках они вступают в отношения, которые не вполне соответствуют их духу, тому, что называется романтической любовью, и потому не испытывают при этом никакого удовлетворения. По-видимому, немало и таких, кому вовсе не дано пребывать в описываемом состоянии любовной готовности, либо им свойственно быстро утрачивать ее после непродолжительного периода. Разумеется, степень любовной готовности не подлежит измерению: нередко люди, попадающие под приведенное описание, неожиданно для самих себя влюбляются. Одним из проявлений любовной готовности является эстетизация. Эстетизация, не всегда направлена на восприятие сущности человека. В соответствии с законами красоты она идеализирует его телесные и духовные атрибуты, превращая их в единый объект желаний и эстетического созерцания, в источник эстетического наслаждения. Эстетика, как и этика сексуальности, – прежде всего в любви. Античные философы, начиная с Платона, считали эстетический восторг перед прекрасным телом первой ступенью лестницы духовного восхождения к идеальной любви, сущность которой – абсолютная красота. В любви даже плотское начало – влечение тела – приобретает черты подлинной красоты. Влюбленные воспринимают друг друга как некие эстетические образы.

Каждый находит в другом черты красоты, воплощенные со всепокоряющей силой в ее неповторимой индивидуальности. Это относится и к физическому облику, и к духовным качествам любимого человека. Красота адресована человеческому сознанию как высшая форма освоения действительности. Ее характерные черты внутренне присущи духовному прогрессу общества. Во все времена красота предполагала наличие здоровья, обеспечивающего естественное протекание физиологических процессов. Красота женщины – в полной жизни свежести ее кожи, упругости округлой груди, в гибкой стройности тела, гармонической целесообразности ее форм, предназначенных природой для наилучшего выполнения миссии материнства. Точно также объектом эстетизации по отношению к мужчине являются признаки силы, выносливости – гармоническое сложение, крепкая мускулатура, выпуклая грудная клетка, стремительность и твердость походки. Эстетизация распространяется и на духовный мир человека. Людей привлекают друг к другу притягательная сила таланта, очарование яркой индивидуальности, все то, что и является отличительной особенностью человека и определяет в числе прочих человеческих качеств и его сексуальность.

Любовь эстетизирует половое влечение, инстинкт продолжения рода, “безумие низших чувств”. Все к чему прикасается любовь, обретает особую чарующую силу, становится совершеннее, прекраснее. Любовь дополняет творчество самой природы. Эстетизация, присущая любви, возвышает созерцание красоты человеческой сущности как пролог половой близости. Эстетизация любви является результатом не только непосредственного общения мужчины и женщины, но также основывается на восприятии художественных ценностей. Искусство – живопись, музыка, скульптура, – создает эстетическую интерпретацию самого человека и всего, что реально значимо для него в конкретной исторически объективной ситуации.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *